Санкт-Петербургское городское отделение Коммунистической партии Российской Федерации

Заключительное слово по первому и третьему вопросам повестки дня XIII съезда КПРФ Геннадия Андреевича Зюганова, Председателя ЦК КПРФ

 

Дорогие товарищи!

Мы сегодняшний день начали со святая святых – с нашей Красной Площади, Мавзолея, Могилы Неизвестного Солдата. Хочу вам напомнить, что программу построения социализма Ленин ночами готовил в самый разгар Гражданской войны. Я лично плохо представляю, как можно было работать над документом, который дышал чувством исторического оптимизма, в условиях, когда Советская Россия была пятачком из семи процентов территории, когда Ленин еще и говорил: «Значение Тулы для России огромно». Я долго не понимал почему, потому что моя Орловская область соревновалась с Тульской. Но, оказывается, единственный оружейный завод, который остался под контролем Советской власти, был в Туле. Потому и было столь огромно ее значение. Он готовил программу построения социализма, когда Корнилов под сенью немецких штыков зализывал раны на юге, Юденич копошился в 70 километрах от Петрограда, Муравьев, эсер левый и просто Муравьев-Савенков, до этого подняли восстание на Волге, когда Колчак вешал всех подряд по Транссибу, увешивая непокорными всю эту дорогу, когда, собственно говоря, казалось, что никак не спасти страну. И тем не менее, в 1919-м году Ленин выносит на Съезд программу построения социализма и принимает решение, связанное с землей. 

Это было колоссальной идеей, удивительной по силе, времени и точности, которая позволила среднему крестьянству повернуться к революционной власти, позволила сформировать Красную Армию. Ленин начинал, когда в Армии не оказалось двух боеспособных дивизий, а к концу Гражданской войны Красная Армия насчитывала более 5 миллионов человек, и сумели выдавить из всех портов Антанту, разгромить всех белогвардейцев, остановить наступление и создать условия для нормального развития страны. 

Честно вам скажу, когда я изучал, какую тактику и стратегию применял Ленин, начиная с первых шагов в хозяйственном строительстве, меня больше всего поразило, что за 5 лет он апробировал четыре варианта политики – от военного коммунизма до НЭПа, от разорванной в клочья империи до союзного государства, от «керенок», которые наматывали на руку и мерили метрами, до золотого червонца, от самых современных на то время двух планов, посвященных НЭПу и ГОЭЛРО. Ничего более гениального по масштабности мысли и действий человечество до этого не предлагало. 

Мы работаем в других условиях, но мы сегодня пришли поклониться Ленину, - и я благодарю всех зарубежных гостей, которые пришли вместе с нами, - прежде всего потому, что Ленин создал теорию построения социализма. Он создал не просто теорию, он сумел сформировать боевую большевистскую партию, которая действовала, как единый организм, и которая справилась с труднейшими задачами. Когда на одном из Съездов появилось от 30 членов ЦК пять платформ по профсоюзному вопросу, он немедленно ночью написал резолюцию о единстве партий и сказал: «Можете спорить и доказывать друг другу, но вы приняли решение, и будете подчиняться». И это было абсолютно правильное решение, в противном случае разодрали бы страну и не провели бы в жизнь ни одного решения. Когда большинством всего в два голоса было принято решение о заключении Брестского мира, некоторые говорили, что как так, всего в два голоса, а Ленин отвечал: «Два голоса, подчиняйтесь и выполняйте. Придет время, вернем все территории». И вернули. На юге отвоевали. А используя противоречия между Японией и США, сумели вернуть и Дальний Восток. Вот этому мы должны учиться и сегодня. Когда наступает новый кризис, когда ситуация крайне сложная и тревожная, надо проявлять мудрость, гибкость, такт и обязательно железную дисциплину и волю. Я думаю, такие решения наш Съезд поддержит и, прежде всего, приняв новую редакцию Программы партии. (Бурные и продолжительные аплодисменты)

Что надо в первую очередь? В первую очередь мы обязаны донести наши решения до граждан страны. Тиражи наших газет «Правда», «Советская Россия», которые достигли 10-15 миллионов экземпляров, в ближайшее время должны быть такими же. О том, что мы готовили Съезд, знала, судя по опросам, четверть населения. Когда подошли к Съезду – примерно 40%. В результате показа вчера по телевидению почти 100 сюжетов с нашего Съезда сегодня к вечеру, думаю, о нем будет знать вся страна. Многие мировые агентства тоже дают репортажи, и это хорошо. Но очень важно, чтобы они узнали главную суть происходящего, особенно нашу Программу, путь вывода страны из кризиса и курс России к достойной жизни всех граждан, а не только олигархов. 

Поэтому давайте поставим задачу перед каждым активистом, первичкой, перед всеми нашими информационными службами (а их у нас сегодня около 200), перед всеми нашими сайтами, нашими интеллектуальными силами, в ближайшие две недели так поработать, чтобы каждый гражданин страны прочитал хотя бы три раздела доклада. Раздел, где сделаны основные выводы о состоянии общества, раздел, который характеризует реальное социально-экономическое положение страны, и наши «20 шагов», которые показывают, что мы имеем реальную Программу. 

Одновременно мы должны быть готовы к массовым протестам, которые неизбежно будут в стране. Недавно впервые вышли протестовать не только авиаторы. К нам авиаторы, их десять профсоюзов, примкнули давно. Они увидели, что если раньше на 15 заводах в СССР выпускалось 1,5 тысячи летательных аппаратов в год, то за прошлый год списали 130, а на рынок подали 8 самолетов. Даже не в состоянии из аэропортов отвезти людей на Дальний Восток , в Сибирь, две недели корячились. Это означает, что у Министерства транспорта и у Правительства просто нет свежих самолетов, они не в состоянии справиться с простейшей задачей. 

Сейчас выступали (только что с мурманским товарищем мы беседовали) моряки на Северном Флоте. На улицу дополнительно выйдут 200 тысяч офицеров, которых выгонят по сокращению, и для них ни одного свободного места нет. Из 1200 банков останется в лучшем случае полсотни. Служащие всех остальных банков, которые еще вчера имели хорошую зарплату и престижную работу, тоже окажутся без работы. Из 6 миллионов гастарбайтеров, которые пахали на разных стройках наподобие римских рабов, без прав и без контроля, тоже половина, а, может, и больше, останутся без дела. Это скажется и на студенческой массе. Фурсенко затеял параллельно реформу образования и науки, которая, по сути дела, урезает подряд всю вузовскую и академическую науку. Из 65 военных училищ должно остаться полтора десятка. 

Я просто поражаюсь и Медведеву, и Путину, которые глядя, как казна тает практически на глазах, понимая, что завтра ждет страну трудное время, не желают принять абсолютно никаких исчерпывающих решений, чтобы не допустить пополнения армии безработных и не усугублять и без того довольно сложную ситуацию. Смотрят со стороны, как один мебельщик ломает армию, а второй, который ни разу в школе не работал, гробит лучшую систему высшего образования. 

Я считаю, что мы обязаны быть готовы к расширению нашего протестного движения и через него показать в деле свою Программу, и одновременно создавать штабы, которые работают в каждом районе, городе и области.

Следующая задача связана с молодежью. Вы сейчас слушали, как великолепно выступала Борисова, у нас большая группа ребят пришла в партию, мы везде поддержали молодежь и обязаны загрузить их конкретными делами, мы обязаны поддержать их. Мы гордимся тем, Сергей Николаевич, что у нас кроме четырех субъектов, везде есть свои фракции. Но стояла задача, и Президиум сформулировал ее, чтобы у каждого депутата из двух десятков его помощников хотя бы треть составляли молодые люди. Поэтому давайте официально Съездом поручим каждому депутату взять себе в шефство треть своих помощников и вместе с ними работать. 

Почему хорошо развивался Дмитрий Новиков? Почему проявлял активность когда-то Исаев? Почему сформировался неплохо Юра Афонин? Потому что я их пять лет брал с собой во все поездки от Владикавказа и Владивостока до Ленинграда, и они выступали перед аудиториями в 10-15 тысяч человек, перед студентами, учеными. Они получили соответствующую закалку, они в состоянии сегодня эффективно не только сидеть с ручкой в кабинете, но и работать на улице. Без этого политическая работа оппозиционной партии немыслима. Мы должны сделать еще значительный шаг в этом направлении.

Ключевое направление – антиНАТО. Мы должны прямо себе сказать, что если натовский сапог появится на Украине, - это поражение России, это поражение всех, кто борется за мир и прогресс. 

Мы в прошлый раз с Харитоновым инкогнито выезжали на Украину. Нас там пытались и арестовывать, и предъявлять счета. Я вынужден был, выступая в Феодосии, прямо сказать полковнику: не тяните свои руки и не делайте нам предупреждений. Я - член Совета Европы, декларацию вы подписали, я имею право как человек, представляющий Европейский парламент, выступать перед вами со всеми требованиями против войны и так далее. А как гражданин (у меня отец ногу потерял под Севастополем), я не могу спать спокойно, когда натовский сапог снова появился в Крыму. Мы не допустим этого. 

Пять дней держали натовцев в осаде, 10 тысяч человек привезли из областей Украины, из Ростовской области и Краснодарского края и выдворили их с украинской территории. 

Сейчас мы должны сформировать широкое движение антиНАТО, мы еще летом отработали его модель, и адмирал Комоедов готов активно участвовать в нем, - и все сделать, чтобы на Украине не появился натовский сапог. Продолжение правления Ющенко, этих последователей Мазепы и Бандеры, которые хуже них по своей сущности для мира и дружбы между нашими народами – это для нас опасно. Поэтому мы обязаны все сделать, чтобы поддержать наших друзей на Украине, не вмешиваясь в ее внутренние дела, чтобы натовцы там не появились. (Аплодисменты.)

У нас штаб по выборам работает в режиме боевого дежурства. Не свертывать работу ни на одну минуту! Поспешное увеличение сроков президентского правления, срочное формирование новых партий типа «Правого дела» - я его называю «тухлое» дело - и новой семигинской компании, которая всегда выполняет роль спецназа на левом фланге, наводит на серьезные мысли. 

Нарастание системного кризиса особенно к лету-осени следующего года будет означать, что копилка и лишние деньги у Правительства кончатся гораздо раньше, чем они рассчитывают. Поэтому проводить будущие выборы на фоне 2010-2011 годов для них крайне сложно и опасно. Поэтому мы должны быть максимально мобилизованы и понимать, что это реально возможная кампания (никто тут не паникует), но мы должны быть к этому готовы. 

Реформа в армии – это не реформа. Я сам служил три года в Германии, три раза служил в армии. Последний раз в группе подготовки на случай ведения войны, которая была создана, а до этого заместителем командира танкового полка, проходил все лето во Владимирском полку, мои товарищи знают. И я не представляю, как можно расформировывать армию и прежде всего офицерский состав. 

Мне неудобно приводить этот пример, но, я думаю, журналисты до наших властей донесут. Когда был подписан Версальский договор, Германии запретили иметь армию, я не помню, 100 тыс. человек, что ли, оставили. Осталось 100 тыс. офицеров – всех остальных выгнали. А потом за три года сформировали армию, которая расколотила всю хваленую Европу, французскую империю, которая вместе с Англией имела потенциал в полтора раза выше германской, расколотили за 44 дня. 

А мы после событий на Юге, когда нас натовцы и американцы на излом руками Саакашвили попробовали, начинаем расформировывать все военные училища и выгонять весь офицерский состав, включая мичманов на флоте. А кто же будет там служить? Поэтому надо бить в набат, надо ставить во всех парламентах этот вопрос и отстаивать свои интересы! 

У депутатской вертикали (все наши комитеты) пять ключевых задач.

Первая – противодействовать безработице. Все сделать для того, чтобы она была минимальной. Каждый на своем месте (не хочу раскрывать подробно) должен подготовить специальные директивы на сей счет. 

Беспризорники. 3 млн. детей опять не пошли в школу. Обещали, помните, в свое время, все будет нормально. Берем на учет и заставляем эту власть заботиться о детях, какой бы она ни была, но пока дети на улице, пока употребляют наркотики – это трагедия для всех нас. Мы должны остановить этот беспредел. 

Мы должны остановить этот беспредел!

Коммуналка.

Вот сейчас с 1 января цены лезут вверх от 15 почти до 30 процентов, и коммуналка становится петлей на шее почти у всех пенсионеров и малообеспеченных. 55 миллионов граждан страны живут на 5-8 тысяч рублей в месяц при квартплате 2-3 тысячи. 55 миллионов из 74 миллионов работающих всего в стране.

Поэтому нужна наша забота и борьба, в том числе акции протеста, это поддержка тех, кто сегодня плохо себя чувствует.

Давайте еще раз нажмем. Вот я, Кашин, Харитонов ходили, уговаривали, упрашивали на последней встрече Путина с фракцией, она продолжалась более четырех часов. Убедили, в конце концов. И говорим Медведеву: у вас хлеб вырос, наконец-то вы 100 миллионов получили. Вы ругали Советскую власть, она получала в России до 120 с лишним миллионов. Закупите хотя бы из этих 120 лучший хлеб на Ставрополье. Иван Андреевич выступал, 55 тысяч тонн одно хозяйство собирает. Больше, чем вся Калужская область вместе взятая. У него зерно пришли покупать по 3 тысячи, а себестоимость 3 тысячи 40 рублей. Я говорю: дайте им цену 5-7 тысяч. Дайте мужику вздохнуть, он получит деньги, купит новую технику, обновку, он соберется в зиму, он совершенно иначе завтра будет себя чувствовать. А вы будете иметь 15 миллионов тонн хлеба, который продадите в марте по 8-10 тысяч. Но вы будете контролировать цену на 50 главных потребительских товаров, в основе которых лежит хлеб, зерно, сахар и подсолнечник. Вы будете хозяином положения, вы на фоне кризиса и тяжелой ситуации. Ну, слава богу, вечером встречаю Зубкова, пожимает руку, спасибо. За что спасибо? – Отдали команду покупать по 5-6,5 тысячи, хотя этого мало. Но давно надо было это сделать, а не ожидать, когда спекулянты скупят и отдадут это зерно опять в другую сторону.

Мы должны на этом направлении везде прибавить и взять под контроль.

Новые технологии.

Вчера Жорес Иванович блестяще выступал на эту тему. Но министерства и ведомства, госкорпорации не работают. Мы анализировали, как реализуются деньги текущего бюджета на открытия, интересные технологии. Самое плохое исполнение бюджета, от 15 до 25 процентов. То есть, на словах говорят, а на деле тем, кто соображает, думает, кто работает, ничего не дают. Это при условии, что из страны выдавили 800 тысяч лучших специалистов. Мне все по носу щелкали, два корабля уплыли во время Ленина и так далее. Сами выгнали 800 тысяч, из них 100 тысяч научных работников. Сколько поездов, кораблей, самолетов надо, чтобы их вывезти из России?! 

Поэтому мы должны поработать здесь, тогда почувствует и научно-техническая интеллигенция нашу реальную заботу.

Русский вопрос. 

Я не хочу повторяться. Мы на Х Съезде программу приняли. Я подтвердил еще раз, что мы сделаем. Мы с вами анализировали вопрос о защите русской культуры как основы единства многонациональной России. 

В царской России русских было 45 процентов. В нынешней России 82 процента. Вместе с украинцами, белорусами – 85. Никого не обижают. Но если исчезает русская культура, русский язык? Если светоч русской культуры Пушкин в Москве, где у нас тоже есть депутаты, весь в англоязычных вывесках? И говорят о том, что заботятся о русской душе, русском языке и так далее. Это всё чушь. Потому что деревни русские в два-три раза вымирают быстрее. Исчезновение русского этноса означает распад огромных территорий. Советская власть держала в единстве хозяйственный комплекс страны, была единая партия, единая система железных дорог. Сейчас ничего единого нет, включая и национально-государственные идеи. Гостюхин, выступая в Кремле (не случайно вырезали всё выступление), сказал: всё бегают, ищут национальную идею вот рядом, в этом здании, а она в одном – любить свою страну свой народ и укреплять свою державу! (Аплодисменты).

Вопрос заключается чисто политически в том, что если мы опять отдадим эту тему Жириновскому, Рогозину, - ни на кого не обижайтесь, что не знали, не слышали, - один её сжуёт, а второй превратит в оголтелый национализм, что совершенно недопустимо. 

Центральная Контрольно-ревизионная комиссия.

Еще раз хочу поблагодарить ее. Наше счастье, что Центральная Контрольно-ревизионная комиссия эти четыре, пять лет работала честно, принципиально и добросовестно. Во время кризиса перед Х Съездом Никитин стоял твердо. Десять часов проводили пленум с участием актива в Москве. Нам Куваев доказывал, что у него все о’кей, все идёт, все развивается, а потом уплыл на этом корабле. Десять часов! Ни один контрольный комитет партии не дрогнул, ни одна первичка. Поэтому они провели исключительно важную работу. 

Я первый пошел и сказал: я у вас отчитаюсь. Потому что распад КПСС начался с того, что для Горбачева один устав, для Яковлева другой, а для Ельцина никакого устава. Для всех будет один устав, одна дисциплина. Если неправильно накажут, потом поправят. Но если приняли решение на Контрольно-ревизионной комиссии Центрального Комитета, извольте выполнять все. И так будет впредь в партии.

(Аплодисменты).

Коллективная защита. Я благодарю, что мне помогают товарищи. Мы справимся. Вопрос в другом. Если Тулееву, ставленнику президента, позволительно судиться с крупнейшей партией и с ее лидером за четыре слова, связанные с тем, что в области господствует коррупция, что там не соблюдается закон о выборах, и если за это «самый справедливый», в кавычках, российский суд, впаял по одному иску 450 тысяч, по второму 500 тысяч, и тут же исполнитель приехал домой для того, чтобы описывать, все забирать, - значит, в этом королевстве нет никакого закона. И даже не пахнет законом. Потому что я, вообще-то, лицо, охраняемое государством и законом «О статусе депутата». 

Во-вторых, дело это не закончилось, и оно не могло рассматриваться в Кемеровской области, где все подвластно. Я просил дело перенести в Новосибирскую, Томскую области, в Москву и так далее. И оно находится сейчас в Верховном Суде. Все материалы лежат в прокуратуре, у президента, у премьера, оба они юристы, и они на это смотрят сквозь розовые очки, - тогда, извините, о какой вы говорите борьбе с коррупцией, о какой вы говорите элементарной демократии и свободе слова, защите и так далее?! Поэтому мы должны защищаться коллективно, защищаться организованно и довольно жестко. Они больше всего боятся огласки этого беспредела.

Поэтому я вас прошу об одном. В каждом парламенте, везде, где есть у нас депутаты, где есть представители, подробно расскажите, что там происходит. И это будет самой большой нашей защитой. Справимся мы с этим. (Аплодисменты).

Две столицы. Прошу внимательно послушать. У меня был первый руководитель Центрального Комитета. Я при Брежневе дважды отказался идти в ЦК. Меня пригласили, я искренне сказал: я не верю в успех реформаторов, когда им всем далеко за семьдесят. На меня посмотрели, говорят: езжайте. Потом второй раз пригласили. А потом пригласили в третий раз. Когда пришел Андропов, он первое поручение сделал: подберите тех, кому до сорока, кто имеет научную хорошую подготовку и реальную практику простой реальной жизни. И меня вызвали. Я верил в успех. Я полагал, что если бы он пришел в 1976 году после того, как Брежнева хватил инсульт (он последние пять лет практически не работал), то ситуация не развивалась бы по такой драматической кривой. Я дал согласие, хотя мне уезжать из родного Орла с хорошей работы при определенной поддержке актива не хотелось. Я и преподавал в университете высшую математику, потом философию. Трудно было, шесть человек, семья была на руках. Но я согласился и надеялся, что мы поправим положение. 

Меня поставили курировать Москву. Я с Москвой связан уже 25 лет. Я был на всех их Съездах без исключения. Абсолютное большинство Съездов и конференций, начиная с советских времен в Ленинграде, Санкт-Петербурге. Вот первое, что мне сказал Николай Степанович, секретарь бывший Куйбышевского обкома, дай бог ему здоровья, ему почти 90 лет, очень умный, серьезный человек. Правда, очень вспыльчивый. Когда заводился, мне все говорили: молчи, не связывайся, он через пять минут отойдет. Он сказал мне: запомни, все революции совершались в столицах. На месте были мелкие бунты, которые жестоко подавлялись. Очень глубокая мысль оказалась. За Москвой нужно смотреть очень внимательно. Здесь самое великое и самое плохое. Ты столкнешься со всеми проблемами, но ты должен понимать, что от здоровья московской организации зависит здоровье всей страны. И потом, кода Ельцин туда пришел, и я своими глазами видел все происходящее, я, честно говоря, пришел в ужас. Более того, он жил надо мной, этажом выше, в одном подъезде. Он никогда не заходил в поликлинику, в которой встал на учет. Пришел, постоял, потолкался. Все орали, что он в поликлинике. Он никогда не ездил на троллейбусе. Один раз сел, от станции «Маяковская» проехал одну или две остановки и вышел. Он ездил на длинном лимузине в сопровождении не менее длинных машин. Он поехал на предприятие, зашел в столовую, котлету попробовал. Снять директрису и так далее. Хотя больше никогда в эту столовую и в другие не заходил. Это был такой жуткий, страшный популист.

Вызвал в первый раз. Я занимался городом, я знал ситуацию, обстановку. Вызвал, говорит: как мне завоевать актив? Мы ему говорим, в Доме политпроса 2300 мест, приходите. Если вы ответите, не читая по бумажке, на 15 вопросов, вопрос будет решен. Сидели, готовили все вопросы, он отвечал, отвечал, отвечал, отвечал и так далее. Потом ему задают вопрос: все равно вас торговая мафия подомнет. Он говорит: вот костюм, справил в Свердловске, вот туфли – то же самое. Пока всю эту грязь не вычерпаю, не успокоюсь. Сам стоит в «Саламандре». Вышел и тут же в присутствии нас отругал помощника, который не предупредил его, что следует переобуться. 

Вот такое лицемерие сочилось, и мы все это видели и понимали, что грозит огромная беда. Но не сломались сразу. Некоторые пытались возражать. Был секретарь, толковый человек. Он просто сломал его, тот погиб. Вот это мы наблюдали.

Поэтому мы должны все сделать, чтобы ситуация в московской и ленинградской организациях была действительно товарищеской, здоровой, организованной. Для этого есть все предпосылки. И прямо заявляем: мы максимально поможем этому, но должно быть обоюдное желание все сделать, чтобы организация жила, развивалась, молодела, крепла, чтобы была своя газета, чтобы была своя пионерская организация, комсомольская, чтобы были массовые акции протеста, чтобы все это было организовано.  

Провинция Россию поддержит, будет нам всем благодарна. Тут надо поработать и Председателю ЦК, Президиуму, секретарям. Надо максимально позаботиться о том, чтобы эти организации, которые всегда были головными и ведущими, развивались успешно и надежно.

 Я хочу обратить ваше внимание вот на что. У нас с вами в составе ЦК, в Консультативном совете есть уникальные люди. Мы должны этим гордиться. Лигачёв, Лукьянов – носители всех секретов, в том числе военных, советской эпохи. Когда у нас случилась беда, ко мне китайское руководство обратилось, я просил Лигачёва и Лукьянова, чтобы они прожили несколько недель в Китае. Там готовилось два закрытых доклада Политбюро для того, чтобы понять, что произошло у нас и чтобы это не повторилось в Китае. 

Мы должны максимально использовать их опыт и знания для того, чтобы не повторять отдельных ошибок.

У нас блестящие ученые – Алфёров и Маслюков. Один гений в области физики, электроники, второй возглавлял Госплан и вместе с Примаковым после дефолта оттаскивал страну от края пропасти, когда все золотовалютные резервы были …6-7 млрд., на зарплату не хватало, в сентябре не хватало, а цена на баррель нефти была 12-15 долларов. Сейчас 50, а у них вообще ничего не было. И они за 8 месяцев дали прибавку промышленности 24%. В реальном секторе экономики! (Аплодисменты).

Мы должны побольше слушать, учиться и впитывать в себя. У нас есть блестящие люди, умеющие писать и редактировать. Редактор от Бога Чикин, который много лет держит одну из лучших в стране газет, и Кожемяко – журналист с золотым пером в «Правде». Мы должны прислушиваться и присматриваться. Не случайно раздали вам книгу Кожемяко, здесь беседы со всеми выдающимися героями. 

У нас есть блестящий специалист в области внешней политики Квицинский, к которому прислушивались все дипломаты, и сегодня прислушиваются. Мы должны не просто его хвалить и боготворить, мы должны максимально использовать его талант для подготовки новой смены прекрасных дипломатов и наших парламентариев. 

У нас есть командующий Черноморским флотом Комоедов. Человек с великолепной школой, у которого развивался и выстраивался флот, взаимодействовавший с украинским флотом, который знает флотские проблемы, знает все системы вооружений и блестяще владеет словом. Он пригласил нас на свой 50-летний юбилей. Когда ему запрещал командующий флотами в стране, он сказал: это не ваш вопрос, Зюганов и Грач - мои гости, а не ваши. Это человек честный и мужественный. (Аплодисменты).

У нас вами есть классные политологи. Смолин вчера выступал, философ. Из-под его пера вышли основные законы, связанные с образованием. Васильцов, человек с энциклопедической головой, великолепным образованием, который знает историю всего рабочего и коммунистического движения, историю России от начала до конца. Может дать справку по всем крупным проблемам. 

Вот это капитал, которым страна обладает. И одновременно мы должны открыть поры для развития новой поросли. У нас великолепно развиваются и выстраивают партийную работу Коломейцев, Рашкин, Новиков, Соловьев, Локоть, Афонин, Тайсаев, Обухов, Калашников и целый ряд других. У нас есть плеяда людей, которым до 50 лет, которым 40 лет, которые должны энергично развиваться.  

Вот в сочетании мудрости опытных партийных и государственных деятелей плюс молодой смены можно надеяться на успех и на то, что ту Программу, которую мы с вами примем, обязательно реализуем. И мы убедим народ в том, что мы в состоянии не просто взять власть, а ее употребить так, что она пойдет на пользу всем гражданам в условиях мира, подлинной демократии и народовластия. Я считаю, что для этого есть все необходимое у партии. Нам очень важно сейчас сплотиться, реально оценивая обстановку и двигаясь вперед. Двигаясь смело и уверенно! Спасибо.

Код для вставки в блог: