Санкт-Петербургское городское отделение Коммунистической партии Российской Федерации

Воронцов А.В. Живым словом победить

Русский язык на постсоветском пространстве  

ЖИВЫМ СЛОВОМ ПОБЕДИТЬ

Русский язык на постсоветском пространстве

Обеспокоенность состоянием русского языка и тенденцией сокращения его как в России, так и в ближнем и дальнем зару­бежье особенно приобретает в последние годы общенациональный характер. Острота проблем в этой области, несмотря на то что 2007 г. был объявлен Годом русского языка, отнюдь не уменьшается.
Ни один язык мира за последние годы не испытывал таких неожиданных коллизий, кризисных ситуаций, какие пришлось испытать русскому языку в период «демократических» ельцин­ских реформ. Наши политики боролись за власть любыми путями, не задумываясь, чем это обернется для русской культуры, русского языка. Им было не до этого.
Между тем проводимая политика внутри страны, когда автономные образования с благословения президента «брали суверенитета столько, сколько могли», когда в ходе этнической мобилизации и суверенизации искусственно взвинчивался рейтинг национальных языков, эта политика привела к существенному падению престижа русского языка, русской культуры, а в конечном счете – культуры общероссийской. В этот период был предпринят ряд конституционных, законодательных, организационных и особенно пропагандистских мер по созданию условий для развития языков титульных национальностей, употребления языка коренных национальностей не только в быту, но и в общественно-политической жизни. Политизированная этничность, по мнению М.Н.Губогло и А.А.Кожина, опиралась при этом на благоприобретенную или захваченную власть, усиленно оправдывала, катализировала и электризовала этничность с помощью подлинных или мнимых данных науки, пытаясь всеми средствами обосновать приоритеты для своей нации. Так, например, появилась концепция «республикообразующей нации», ставшая краеугольным камнем в программах многих национальных движений в Башкортостане, Коми, Татарстане, Удмуртии. Имея в руках мощную систему современной четвертой власти, политизированная этничность в лице лидеров национальных движений пробуждала «чувство топографии», насаждала «чувство географии», культивировала «чувство истории», переосмысливала «чувство справедливости», обосновывала «чувство правосубъектности», утверждала чувство «республикообразующей» или «государствообразующей» нации.
Одной из наиболее наглядных сфер языкового взаимодействия являются средства массовой коммуникации. Именно к этой сфере чаще всего обращается национальное самосознание, сюда адресуются претензии прежде всего части творческой интеллигенции, местной элиты, когда имеют место случаи языковой дискриминации. Дискуссии о том, в достаточном или недостаточном объеме ведется радио- и телевещание на языке коренной национальности, сколько и достаточно ли выпускается газет, журналов, книг, продолжаются и в настоящее время.
В ряде автономных республик тотальный контроль над средствами массовой информации, смещение акцента с русского языка на языки титульных национальностей позволили президентам субъектов РФ и этническим элитам отстранять от республикан­ских теле- и радиоэфира, от прессы неугодных людей, в том числе профессионалов, не принадлежащих к титульной национальности. Кадровая политика делает акцент на титульной нации нередко в ущерб профессионализму. Настораживают этнодемо­графические показатели, согласно которым, к примеру, суммарный удельный вес русских, украинцев и белорусов в семи северокавказских республиках сократился в 2002 г. по сравнению с 1989 г. с 27% до 15,5%.
Если подходить к русскому языку как политической проблеме, то достаточно привести один пример. События в Абхазии, Южной Осетии, Приднестровье среди многих причин связаны с тем, что у этих народов хотят отнять русский язык, русскую культуру.
Историк Д.Н.Бакун верно заметил, что в странах Британского Содружества официальным языком по-прежнему является английский и Англия продолжает действия по усилению статуса английского языка. В бывших французских колониях не забывают французский, и это несмотря на весьма непростую историю колониального периода. Германия стремится к тому, чтобы немецкий язык был признан языком ООН, Турция расширяет пространство использования турецкого языка в тюркоязычных странах, в том числе и на постсоветском пространстве.
После распада СССР русский язык тотчас же потерял статус государственного более чем для 130 млн человек (граждан бывших республик Союза) и охватывает (как государственный) всего лишь чуть более 140 млн человек – граждан России. Идет глобальное наступление на русский язык.
По оценкам экспертов, активно владеют русским языком в странах СНГ лишь 63,6 млн человек, и почти 38 млн человек уже не владеют русским языком. Родным русский язык в странах СНГ и Балтии считают в общей сложности 23,5 млн человек. Однако прослеживается тенденция неуклонного снижения этого показателя. По имеющимся прогнозам, через 10 лет число не владеющих русским языком в странах ближнего зарубежья увеличится почти в 2 раза (т. е. примерно до 80 млн человек) и превысит число в той или иной мере владеющих русским (60 млн чел.).
В большинстве республик бывшего СССР и «социалистиче­ского лагеря» возобладал агрессивный, воинствующий национализм. Правящие круги этих стран проводят политику вытеснения русского языка из научного и повседневного общения, считая, что тем самым они укрепят национальную независимость, оборону, экономику, культуру и прочее, при молчаливом попустительстве «цивилизованных государств». «На русском языке свет клином сошелся: его демонстративно возненавидели именно в эпоху глобализации, когда связи между государствами становятся теснее и повседневное общение представителей разных стран и народов – насущная необходимость», – с полным основанием утверждает Д.Н.Бакун.
Особенно тревожным является быстрое сокращение числа владеющих русским языком среди молодого поколения бывших советских республик. Так, в Литве русским языком владеют сегодня в среднем 60% населения, из них 80% – лица среднего и старшего возраста, а среди детей и подростков в возрасте до 15 лет – всего 17%. Аналогичная ситуация в западных областях Украины. Происходит переориентация молодежи на знание европейских языков в Армении, Грузии, Туркмении, Эстонии, других государствах. В Азербайджане резко усилилось языковое влияние Турции и англоязычных стран.
Главным языком глобализации является английский. По данным Европейского союза, английским сейчас владеют 47% европейцев, а русским – только 6%.
К 2005 г. русский язык остался государственным лишь в Беларуси. 75% детей учатся в русскоязычных школах, а в вузах доля учебных предметов, преподавание которых ведется на русском языке, составляет не менее 90%. Русский язык доминирует в белорусских СМИ.
В Киргизии русскому языку придан статус официального. В стране работают 160 русских школ и в 400 ведется обучение на русском и киргизском языках. Активно действует культурно-информационный «Русский центр», созданный фондом «Русский мир». Официальный статус русский язык имеет также в Казахстане. В остальных странах СНГ русский язык имеет более низкий статус (Молдавия, Таджикистан, Туркмения), языка национального меньшинства – на Украине, иностранного – в Латвии, Литве, Эстонии, Азербайджане, Армении, Грузии. В Узбекистане русский язык является родным для 40% населения. Наиболее лояльно к русскому языку и русской культуре относятся в Армении. Во всех школах, большинство из которых армянские, обучение русскому языку и литературе является обязательным. В Армении вещают российские каналы телевидения, особенно любим канал «Культура», который, по мнению президента Армении Сержа Саргсяна, является великолепным проводником русской культуры и русского слова. В Ереване действует Армяно-российский славянский университет, созданный усилиями правительств наших стран. Русский драматический театр имени Станиславского остается одним из любимых мест театральной публики столицы. А Дни русского слова в Армении становятся доброй традицией и проводятся под патронажем первых лиц страны.
В странах Восточной Европы до конца 1980-х гг. русский язык был основным иностранным языком в школах. Им владели примерно 300 млн человек. Благодаря этому русский язык вошел в ряд мировых и был на четвертом месте по распространен­ности. Одно это обстоятельство определяло весомую роль русского языка как средства межнационального взаимодействия. После распада СССР сфера действия русского языка в межнациональных отношениях заметно сужается как в международном масштабе (в том числе в странах СНГ), так и внутри России. При сохранении существующих негативных тенденций уже через десятилетие по степени распространенности русский язык «обойдут» такие языки, как французский, хинди/урду и арабский. А еще лет через пятнадцать – португальский и бенгали.

Среди факторов, ущемляющих роль русской речи в межнациональном общении, выделим латинизацию тюркских алфавитов в странах СНГ. С кириллицы на латиницу за последние 15 лет перешли Азербайджан, Туркмения, Узбекистан; о переходе в ближайшее время заявил Казахстан. Была попытка отказа oт кириллицы и внутри России, в частности в Татарстане. На практике это привело к тому, что, к примеру, в 2003 г. в Туркмении практически не стало школ с преподаванием на русском языке, кроме одной. Отсутствуют периодические русскоязычные издания, русский вытесняется из теле- и радиовещания.
Страны Закавказья все более ориентируются на Запад, и русский язык с каждым годом уступает место английскому, особенно это проявляется на двуязычных вывесках госучреждений и официальных международных мероприятиях.
Тем не менее, чтобы картина была более полной, необходимо отметить следующее. Несмотря на различия в статусе русского языка в среднеазиатских республиках, он по-прежнему является средством коммуникации для большинства населения, особенно городского. Русский язык широко распространен на бытовом уровне во всех этих государствах и более всего в Узбекистане и Киргизии, где в повседневной жизни им пользуются не менее 70% населения. Посетив недавно Бишкек, и на улицах, и на огромнейшем рынке, по радио и телевидению я слышал русскую речь.
В первые годы независимости Казахстана в результате дискриминации по отношению к русским из республики вынуждены были выехать около 2 млн человек, что существенно сказалось на русском факторе – культуре, языке, кадрах республики. Несколько позже русский язык укрепился и с 1995 г. стал «официальным» языком  Рес­публики Казахстан. Видимо, это обусловлено элементарной нехваткой лексического запаса в казахском. На русском говорят 85% населения страны (на казахском – 65%), русский язык преобладает в СМИ и на книжном рынке. Более половины школьников и студентов обучаются на русском языке, и многие из них стремятся получить высшее образование в России. Вместе с тем со стороны национальной элиты за последнее время проводится и определенная политика «казахизации», когда предпочтение при приеме на государственную службу, получении грантов отдается тем, кто в совершенстве знает государственный язык. Владеющие казахским языком учителя получают существенную надбавку к зарплате. С октября 2006 г. началась подготовительная работа по переходу на латиницу. В опубликованной аналитической справке комитета Министерства образования и науки Республики Казахстан говорится: «Кириллица как письменность казахского языка несет на себе печать колониального прошлого Казахстана. Выбор кириллицы не был свободным выбором казахского народа, она была внедрена сверху тоталитарным государством». И далее без тени сомнения утверждается, что становлению казахской нации помешали русификация и кириллица, способствовавшие «ориентации казахского национального самосознания в сторону русского языка и русской культуры». Вот такой одиозный вывод, начисто перечеркивающий все, что достигнуто в результате взаимодействия наших народов и культур.
Последние указания о переходе на казахский язык официального делопроизводства вновь подстегивают миграционные настроения среди русскоязычной части населения. Казахстан к 2010 году планирует полностью перейти на государственный язык – казахский. Гражданам республики, чтобы получить работу, необходимо будет сдать языковой экзамен. Исключение сделают для тех служащих, кому за 50. Русским, которые составляют треть населения республики, придется выбирать между учебой и возможностью потерять привычный заработок.  «Чрезмерная увлеченность языковой проблемой и преодолением комплексов колониального прошлого, – констатируют авторы одной из публикаций, – отвлекает общественное мнение от реальных социально-экономических проблем и влечет усиление авторитарных тенденций в социально-политической жизни Казахстана». Наблюдение, полагаем, очень ценное. Оно показывает, что бывшие советские республики, проводя политику дискриминации русского языка, наносят немалый ущерб прежде всего самим себе. Проигрывают также и отношения с Россией, что противоречит национальным интересам.
Активное наступление на русский язык ведется в прибалтий­ских государствах. В Литве количество школ с преподаванием на русском языке в начале 1990-х гг. было 85, а в 2007 г. осталось 44 при ежегодном уменьшении количества учащихся в них. Наблюдаются огромные трудности с учебниками на русском языке. Действует запрет на издание учебников, написанных за рубежом. Все сложнее получить высшее образование на русском языке, который было запрещено сдавать в качестве вступительного экзамена. Чинятся препоны на пути допуска на местный рынок образовательных услуг зарубежных вузов с обучением на русском языке.
В Эстонии, где 30% населения в 2000 г. русский язык считали родным, был принят Закон о языке, в тексте которого русский язык не упоминается вообще. В принятой в том же году под давлением на эстонские власти общественного мнения государственной программе «Интеграция эстонского общества в 2000–2007 гг.» сказано о «предоставлении возможности сохранять этнические различия на основе признания культурных прав этнических меньшинств». Таким образом, по отношению к русскому языку Эстония проводит политику языковой дискриминации при полном молчании «демократических» государств Западной Европы и США.
В Латвии реформа образовательной системы 2004 г. вызвала волну демонстраций протеста. Русский язык оказался вытесненным из всех государственных учреждений. При приеме на работу, даже в частные структуры, зачастую требуется сдать экзамен на знание государственного языка.
Идет значительное сокращение доли обучающихся детей в школах на русском языке. Если в 2004 г. в Латвии 40% детей учились в школах с преподаванием на русском языке, а 41% – в школах со смешанным преподаванием, то сейчас соответствующие доли равны 10 и 83%. Приблизительно такая же ситуация в Эстонии. Таким образом, в странах Балтии происходит значительное сокращение школ с преподаванием на русском языке. Соответственно растет сеть школ со смешанным преподаванием, а в качестве иностранного учащиеся, как правило, изучают английский.
Сложные времена переживает русский язык в Грузии, где власти предержащие проводят линию на выдавливание русского языка из системы образования. Закрываются не только русские школы, но и русские секторы при грузинских школах (в 1990 г. было 500 русских школ, сегодня осталось только 130 русских секторов).
Во многих странах русский язык исключен из официального делопроизводства и общественной жизни. Жители, не владеющие местным языком, автоматически лишены ряда важных экономических, имущественных и политических прав. Даже в странах СНГ для русского и русскоязычного населения труднодостижимым становится не только высшее, среднее профессионально-техническое, но даже и общее образование, поскольку оно практически повсеместно переводится на языки титульных национальностей.

Тревожная ситуация с русской культурой складывается в славянских странах, в том числе на Украине, народ которой является неотъемлемой частью русского суперэтноса и которому так же, как великороссам и белорусам, были свойственны приоритеты духовных, нравственных ценностей, отсутствие кичливости, зазнайства, неприятия своей исключительности или обособленности. Близость русского, украинского и белорусского языков объясняется тем, что эти три самостоятельных национальных языка имеют общий корень – древнерусский язык.
В национальном составе населения Украины русские прочно занимают второе место. Русский язык является родным для 40% населения и свыше 70% активно им владеют. Но и здесь официально он считается иностранным и получил статус языка национальных меньшинств. Из 22 тыс. школ на Украине осталось всего лишь 1430 с обучением на русском языке – менее 6,5% от общего количества. В Киеве к 2007 г. осталось только 6 средних школ с русским языком обучения из 324, а в Киевской области нет ни одной школы с русским языком обучения. В 16 западных и центральных областях Украины работает всего 26 русских школ, что составляет 0,2%. Почти полностью отменено русскоязычное дошкольное воспитание.
Не стоит забывать: если язык изучает менее 10% детей, то он находится под угрозой исчезновения. Напомним, что в 1991 г. в республике 49% школьников обучались на украинском языке и 51% – на русском.
Между тем президент Украины и его «оранжевое» окружение продолжают гонение на русский язык. С 2004 г. в вузах вообще запрещено преподавание на русском, а оно особенно широко практиковалось в технических вузах Крыма. С 2008 г. школьники, обучавшиеся на русском языке, обязаны сдавать вступительные экзамены в вузы только на украинском.
Выступая на Всеукраинском форуме интеллигенции, Ющенко выразил убеждение, что в национальном информационном пространстве Украины должен доминировать государственный язык и что общенациональные печатные издания (!)  дол­жны выходить на украинском языке. На Украине запрещен прокат фильмов без дублирования на украинском языке. По указу президента планируется создать государственный орган по тотальной украинизации, который «будет осуществлять формирование и реализацию государственной языковой политики». Новый орган на Украине тут же назвали «языковой полицией», а будущих сотрудников стали именовать «языковыми полицаями». Им предстоит преследовать и наказывать граждан, осмелившихся говорить и думать на чужеродном языке. Русский язык, по сути, загоняется в гетто.
Заметим, что со стороны России длительное время не проявлялось реакции на политику украинских властей, не было выраженной поддержки тех общественных движений, которые борются за равные права для русского населения. В официальных кругах, похоже, возобладал благодушный подход к русскому языку как исключительно культурному явлению.
Разительные перемены произошли в Болгарии, которая всегда была оплотом русского языка в Европе: в середине   1980-х гг. его изучали 1 млн человек, а в середине 1990-х гг. – всего 100 тыс. болгар. Не лучше положение в других славянских странах.
Обеспокоенность вызывает не только вытеснение русского языка из школ и вузов, но и неадекватная оценка большинства исторических событий в учебной литературе многих стран СНГ и Балтии, их антироссийская направленность. Это особенно характерно для Грузии, Украины, Эстонии и некоторых других стран. Принижается и искажается роль русских и русской культуры в послевоенный период, их влияние на народы этих стран. У подрастающего поколения, в том числе и русских, формируется искаженное представление о своих духовных и культурных корнях. Большие трудности испытывают русские драматические театры и библиотеки, снижается распространение тиражей российских газет и журналов, непомерные таможенные сборы затрудняют книжный обмен.
Из-за недальновидной позиции федеральных структур Россия (по крайней мере вплоть до 2007 г.) вытесняется из информационно-культурного пространства СНГ и Балтии. Сокращается трансляция теле- и радиопрограмм из России. В странах Балтии существенно сокращено теле- и радиовещание на русском языке: ведущим языком иностранного вещания стал английский. Практически прекращена трансляция российского телевидения в Грузии, Туркмении и Таджикистане.
Вызывают удивление принятые изменения в Федеральном законе №122-Ф3-в о государственной политике РФ в отношении соотечественников за рубежом, изменения, которые значительно сокращают права субъектов Федерации по поддержке соотечественников. Органы местной исполнительной власти лишены возможности участвовать в разработке и принятии нормативных актов, региональных программ, самостоятельно определять размеры и порядок использования средств, направляемых на спонсирование тех или иных мероприятий для оказания помощи соотечественникам.
Фактически свернута деятельность Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом. В МИДе упразднено специальное подразделение, занимавшееся этой проблематикой. У нас нет сомнений, что подобные действия не способствуют укреплению позиций русского языка на постсоветском пространстве как языка межнационального общения и сотрудничества.

А.В. ВОРОНЦОВ, профессор, член Союза писателей России
 

 

Источник: http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=55903

Код для вставки в блог: